Новости

15.06.2021

Выставка
«Вспоминаю о Сочи с яростной нежностью, как о потерянном рае»
к 125-летию со дня рождения П.Г. Антокольского


Выставка_(мем.дом)_Вспоминаю_о_Сочи...П.Антокольский-5.JPG


«Лето у меня было занятное. Сначала по дороге из Москвы в Сочи у меня украли чемодан с рукописями. Среди них одна совершенно невосстановима: черновик перевода «Лейлы и Меджнуна». Я был так ошарашен этим, что решил вознаградить себя с другого конца и начал писать стихи. Кроме стихов написал поэму о крепостном художнике при Павле Первом и т.д. Эта жаркая пора в Сочи продолжалась всего три недели, и я о ней вспоминаю с яростной нежностью, как о потерянном рае». 

П. Антокольский Письмо В. Каверину. 10 октября 1940 г.



Выставка_(мем.дом)_Вспоминаю_о_Сочи...П.Антокольский-19.JPG
Конверты 1930-х гг. с маркировкой и наклейками


  «Накануне»



Согрейся у этих приморских камней,
У этих неярких и ровных огней!
Согрейся дыханьем с возлюбленной рядом,
Пока она смотрит младенческим взглядом.

Согрейся! Еще есть надежда. Еще
Так близко, так близко рука и плечо.
А где-то смеются, и плачут, и пляшут.
И письма нам пишут, и шляпами машут.

И мирная зелень еще не красна
От пятен того дорогого вина,
Которое завтра прольется так щедро.
Отдайся прохладе приморского ветра

Всей горечью губ и дрожанием век,
Пока ты еще на земле, человек!
Пока не замерз во вселенной ― согрейся
За четверть часа до последнего рейса.

Июнь 1940 года. Сочи.



Выставка_(мем.дом)_Вспоминаю_о_Сочи...П.Антокольский-18.JPG


«Полет светляков»


Сон Летней Ночи! Факелов пыланье
В листве ночного парка. Словно там
Шекспир за нежной и строптивой ланью
Со сворой гончих рыщет по пятам.

………………………………………..

Но разве не мохнаты ели в чащах,
Полнеба не луною залито?
И флейт ночных, заливисто звучащих,
По всей земле не слушает никто?

Ни флейт, ни нежных скрипок, ни гобоя?..
Сон Летней Ночи! Для чего же ты
Вторгаешься под гулкий марш прибоя
В теснину человеческой мечты?

Еще тебя сырым дождем прохватит
И скрючит в три погибели заря.
Еще тебе и денег не заплатят
И скажут, что привиделся ты зря.

Уйдет Шекспир с открытой летней сцены.
Потом, когда шаги его замрут,
В траве погаснет маленький, бесценный
И никому не нужный изумруд.

Сочи. 1940 г.



Выставка_(мем.дом)_Вспоминаю_о_Сочи...П.Антокольский-8.JPG
Антокольский П. 
«Избранные стихи».  ОГИЗ, 1933



Антокольский Владимир Павлович (22.10.1923 – 6.07.1942)  сын поэта Павла Григорьевича Антокольского. Окончил школу в июне 1941. В составе комсомольского отряда рыл противотанковые рвы на подступах к Москве. В день 18-летия был призван в армию, направлен в авиационную школу в Ташкент. Затем был переведен сначала из Ташкента в Алма-Ату, позднее в школу авиамехаников в Чарджоу, и наконец в артиллерийскую школу в Фергане. 

Владимир писал отцу: «Учиться легко. Особой математики здесь не требуется. Все больше практика, а теории мало. Учиться еще порядочно. И трети еще не прошло. Но все же недалек тот день, когда твой сын будет средним командиром»

В начале июня 1942 года по дороге на фронт Владимир попал на один день в подмосковные Бронницы, и отец, приехав в эти дни с фронта, успел с ним повидаться. 10 июня 1942 года младший лейтенант Антокольский отбыл в действующую армию. Он начал службу в 1130 стрелковом полку 336 стрелковой дивизии, в качестве командира огневого взвода противотанковых орудий. Практически в первом бою, 6 июля 1942 года Владимир получил смертельное ранение в лицо от пули немецкого снайпера. Был похоронен в братской могиле около деревни Сусеи Калужской области.



Выставка_(мем.дом)_Вспоминаю_о_Сочи...П.Антокольский-14.JPG
Поэма «Сын», П. Антокольский, 1946


  «Рождение стиха»


Желто-зеленый мир полуденного ската,
Литавры горных гроз, тяжелый шар заката,
Катящийся в туман, бессонная тоска
Серебряных валов, их взрывы и шипенье,
Их тщетная гоньба и умиранье в пене
На жгучей отмели пологого песка.

Блестящий, жесткий лавр, платан широколистый,
Орешник, ропщущий на крутизне скалистой.
Весь мир, весь яркий мир – с прибоем, с крутизной,
Цветеньем, грозами – войди в меня, наполни
Мою глухую речь внезапным блеском молний,
Фосфоресценцией горячей и сквозной.

Жить, беспредельно жить! Трудясь, мечтая, мучась,
Дыханьем заплатить за творческую участь,
Смотреть без ужаса в глаза ночных стихий,
Раз в жизни полюбить, насмерть возненавидеть,
Пройти весь мир насквозь – и видеть, видеть, видеть…
Вот так, и только так рождаются стихи.

Сочи. 1940


Выставка_(мем.дом)_Вспоминаю_о_Сочи...П.Антокольский-9.JPG



«Искусство»


Стихи придут под марш прибоя,
Простые, грубые – пускай!
Возьми их, море голубое,
Возьми и по свету таскай!

………………………………

Опять в молчанье южной ночи
Жучков светящихся полет.
Опять дыханье, что есть мочи,
Жизнь нескончаемую пьет.

Опять громадный гимн прибоя
И скрежет гальки под ногой,
И утро мира голубое
В улыбке девушки нагой.

Сочи. 1940 г


Выставка_(мем.дом)_Вспоминаю_о_Сочи...П.Антокольский-13.JPG


Выставка_(мем.дом)_Вспоминаю_о_Сочи...П.Антокольский-25.JPG


← Назад к списку новостей